Капелла Скровеньи

Капелла Скровеньи

(Капелла дель Арена) в Падуе (итал. Cappella degli Scrovegni) — небольшая церковь в Италии, Венето, прославившаяся благодаря фресковому циклу работы Джотто.


Капелла Скровеньи

Капелла Скровеньи

Эта капелла посвящена Богоматери и её официальным названием было церковь Святой Марии Милосердной (итал. Santa Maria della Carità). Она была заложена в 1300 г., объявленном папой Римским юбилейным, и освящена в день Благовещения в 1303 г., который остался её главным праздником в последующие годы. Прозвание капелла дель Арена или Скровеньи она получила, так как её построили на землях «Арена ди Падова», принадлежавших Энрико Скровеньи, и с использованием в качестве фундамента остатков древнеримского театра.

Капелла Скровеньи

Энрико Скровеньи, на средства которого была построена капелла, был богатым купцом и членом рыцарского ордена Гауденти, который заказал домовую церковь рядом со своим палаццо.

Капелла Скровеньи

Эта земля была приобретена им в феврале 1300 года у некоего Манфредо Далесманини. Согласно документам, несохранившееся здание, к которому примыкала капелла, было достаточно обширным: помещение для горячих бань, конюшни, два донжона, двое входных ворот, выходящих на монастырь эремитов и реку.

Капелла Скровеньи

Церковное разрешение на строительство ораториума (часовни) было выдано 31 марта 1302 года. Часовня планировалась как сооружение приватного (частного) характера и, по заявлению епископа Падуи, большого наплыва публики в ней не ожидалось. Однако после строительства она была открыта для посещения. Прихожанам капеллы папской буллой от 1 марта 1304 года отпускались грехи.

Украшение интерьера капеллы владелец поручил Джотто, первому художнику Италии того времени. Встречается предположение, что Энрико построил церковь в искупление грехов своего ростовщика-отца — Реджинальдо, которого даже Данте поместил в 7-й круг Ада в своей «Божественной комедии» (XVII, 64-75). Занимался ростовщичеством и сам Энрико - папа Бенедикт XI отпустил ему этот грех.
Энрико обязал наследников в своем завещании делать пожертвования этому храму. Его могила с мраморным портретным изображением во весь рост находится в апсиде, а портретное изображение — в сцене Страшного суда на противоположной стене, где он преподносит модель капеллы Богоматери. Искусствоведы причисляют это живописное изображение к числу первых портретов в западноевропейской живописи. Он предшествует даже портрету Иоанна Доброго. Дополнительная тонкость — фигура донатора Скровеньи выполнена в тех же пропорциях, что и сакральные фигуры, которым он предстоит, без какого-либо иератического соподчинения с уменьшением его в масштабах. Исследователи отмечают особое внимание, которое художник уделил образу донатора: пятнадцать блаженных за спиной Скровеньи написаны за один рабочий день, исполнение портрета Энрико заняло четыре.
Архитектором церкви стал фра Джованни или же сам Джотто. Строитель выбрал самый простой вариант в плане — прямоугольник размером 20х9 м с одним нефом и алтарной апсидой. Здание перекрыто коробовым сводом, высота потолка 13 м. На фасаде — трехчастное готическое окно. С правой стороны, выходившей на улицу, шесть окон. Левая сторона, примыкавшая к дому Скровеньи — глухая.
Очевидно, здание изначально планировалось под росписи — все стены гладкие, тут нет ни карнизов, ни колонн, ни выступающих ребер.
После окончания росписей Джотто в 1305 г. церковь была освящена второй раз и окончательно открыта. Церемония была пышной - для большей торжественности Скровеньи 16 марта 1305 года взял напрокат ткани и ковры из венецианской церкви Сан Марко. Роспись оставшейся апсиды выполнена в 1310-х гг. учениками Джотто из Романьи. Мраморный алтарь работы скульптора Джованни Пизано, другого лидирующего мастера той эпохи, украшают два ангела с подсвечниками и мадонна с младенцем.
Хотя церковь предназначалась для семейного пользования, тем не менее, её открывали для публики в дни праздника Благовещения. Она привлекала очень большое количество восхищенной публики, что даже служило причиной жалоб соседних монахов-эремитов на отток посетителей и упреков роду Скровеньи в суетности и тщеславии.
О судьбе здания в последующие века известно мало. В XIX веке оно чуть было не была уничтожено из-за своих новых владельцев: ими был разрушен украшавший её входной портик и было снесено примыкающее палаццо Энрико Скровеньи. Это обнажило фасад и оставило левую сторону церкви без надежной опоры. Наконец, в 1881 г. храм отошел к городскому муниципалитету, который предпринял серьёзные шаги по спасению церкви и фресок, состояние которых серьёзно ухудшились.
Последние значительные восстановительные работы в капелле длились около семи лет и завершились в 2002 году. Во время них фрески были тщательно очищены от копоти и нагара и отреставрированы.
Цикл проторенессансных фресок капеллы Скровеньи не только является ключевой работой Джотто, но и входит в число главных произведений западного искусства. Ему удалось создать новый тип живописного мышления. Решения, найденные Джотто в этой работе, активно использовались мастерами последующих поколений. Был создан тип стенного панно, который с этого времени станет главной декоративно-композиционной темой монументальной живописи эпохи Возрождения.
Росписи были заказаны вскоре после открытия церкви и закончены около 1305 г., спустя 2 года работы Джотто. Художнику приходилось работать в спешке, и с этим связано, в частности, несовершенство фрески «Страшный суд», которую он во многом предоставил заботам своих учеников. Под вопросом также точное авторство цикла Аллегорий Пороков и Добродетелей. Руку подмастерьев находят и во многих второстепенных персонажах основных циклов. Всего росписями покрыто более 900 кв. м. стен. Фрески выполнены в три яруса, причем верхний расположен на изгибе свода.
Как отмечал в начале XX века художественный критик Павел Муратов, работа Джотто в капелле «дошла до нашего времени в хорошем состоянии, её почти вовсе не коснулась опасная заботливость реставраторов. Ничто не умаляет важности и драгоценности этого источника жизни всего итальянского искусства».
Создавая фрески, Джотто руководствовался как Евангелиями, так и апокрифическими текстами (в особенности «Золотой легендой» и протоевангелием Иакова «История Иакова о рождении Марии»). Это позволило ему весьма разнообразить сюжетный набор. (В выборе сюжетов Джотто помогал богослов Альтеградо де Катанеи — художник изобразил его держащим на плече макет капеллы в сцене преподнесения его Богоматери).
Художник решает тему в виде ряда драматических эпизодов, соблюдая в каждом единство времени и места. Благодаря простоте ситуаций и выразительности жестов ему удается передать задуманные эпизоды. Каждая отдельная фреска капеллы, несмотря на полную согласованность всего живописного убранства, является отдельным законченным произведением. Характерная черта композиции — энергичное построение объёмов и пространства, отказ от подробной передачи предметов материального мира, обобщения — условные скалистые горы, здания. Джотто покончил с боязнью пустоты, характерной для искусства средневековья.
Мастер устанавливает чёткую пропорцию между живописными пространствами, следуя перспективным решениям треченто, предваряющим перспективу Ренессанса. Строгая упорядоченность расположения пространственных планов организует всю ритмику интерьера и неторопливый, размеренный темп повествования. В фресках, расположенных справа от центральной оси продольных стен капеллы, художник сдвинул перспективную точку немного левее, расположенных слева - правее. Таким образом Джотто подчинил общую композицию центральной точке зрения, одновременно он согласовал фрески с естественным освещением, источником которого является окно на западной стороне часовни.
Используемый колорит — светлый и праздничный. Основную ноту задает глубокий лазурный цвет, который применяется в качестве фона.
Новые стилистические приёмы: вместо чётких профилей — мягкие, непрерывные линии, светлые тона карнации. Для передачи выразительности взгляда используется коричневое затемнение вокруг глаз. Для изображения молчаливого присутствия какого-либо персонажа часто используется обратный ракурс. Четко и реалистично, с пониманием анатомии человеческого тела, прорисованы складки. Фигуры становятся массивными, тяжеловесными, «плотскими». Лица персонажей фресок зачастую ярко индивидуализированы. Герои решительно отличаются от условных и рафинированных персонажей византийского и готического искусства. Композиция строится на реальных отношениях между персонажами, выраженными во взглядах, мимике и жестах, а не на идеях или каноне.
Стоит отметить новизну другого использованного Джотто приёма — иллюзорную архитектурную декорацию, и цикл Аллегории Добродетелей и Пороков, выполненный монохромно, как если бы это были мраморные барельефы. Подобное решение в будущем ляжет в основу особого жанра фресковой декорации, который будет иметь большой успех в эпоху кватроченто и чинквеченто, хотя в случае капеллы Скровеньи оно было вызвано её теснотой и необходимостью Джотто создавать архитектурные обманки для расширения пространства.
Поделитесь с друзьями
Назад
Вперед
Закрыть